Центр Региональных Исследований
Электронная газета
Пятница, Октябрь 19, 2018
Будь в центре событий!

Андрей Суздальцев: Главное желание белорусского народа – выжить

Андрей Суздальцев
Биография: 

Центр региональных исследований начинает публикацию обширного интервью известного политолога, заместителя декана Факультета мировой экономики и мировой политики ГУ ВШЭ Андрея Суздальцева, в котором он рисует картину современной Белоруссии, ее взаимоотношений с Россией и другими странами. Для удобства читателей мы разделили его на несколько частей. Новые части будут добавляться ежедневно. Сегодня о политике Лукашенко балансирования между Россией и Западом, о влиянии на режим экономического кризиса, а также об особенностях национального характера белорусов.

Андрей Иванович, можно ли сказать, что Лукашенко возвращается к своей апробированной политике балансирования между Россией и Западом?

Во-первых, он никогда от этой политики не отказывался. Она всегда принадлежала Лукашенко. Кстати, не только ему. Это традиционная политика балансирования между геополитическими игроками.

Между Минском и Москвой многопрофильные, многовекторные отношения. Формально они хорошие. Кроме того, развивается сотрудничество в военно-промышленном комплексе. Российское руководство довольно тем, как Лукашенко выполняет обещания, данные 9 декабря прошлого года по вступлению Белоруссии в Единое экономическое пространство. Но есть ряд тяжелых вопросов, такие как права человека. Кроме того, Белоруссия играет против нас в конфликте с Грузией, получается, что мы поддерживаем наших противников. Существуют казусы: одна часть союзного государства признает Абхазию и Южную Осетию, а вторая не признает и поддерживает Грузию. Одна часть строит ОДКБ, другая часть входит в ОДКБ, но участвует в «Восточном партнерстве». Поэтому тут все очень непросто. Формально мы сейчас держим паузу в отношениях с Минском, но вообще-то отношения не лучезарные.

Мы нефтью и газом наняли Лукашенко, чтобы он участвовал в наших интеграционных проектах. Но Белоруссия не готова к интеграции. Это жесткое авторитарное государство.

Может ли политика сотрудничества с Лукашенко быть успешной?

Нет, не может. В Белоруссии вертикаль, перевернутая пирамида. В этой стране все зависит от личности. Лукашенко находится у власти почти 18 лет, это его четвертый срок, он претендует на пятый. Он готовит династию. Это уже не первый случай на постсоветском пространстве. Династии существуют в Азербайджане, фактически, в Туркмении, готовится династия в Казахстане.

Лукашенко – лицо белорусского народа, который мечется между западом и востоком. Они выживают. Это надо понимать. Они не являются нашими союзниками и никогда ими не являлись. Они не являются нашими противниками. Они стараются выжить. Они будут попутчиками, если им это выгодно. Они наемники.

Как экономическая ситуация отразится на власти Лукашенко?

Никак. Он народу близок. Для того чтобы об этом говорить, надо понимать белорусский народ. Он не имел своего государства тысячелетиями. В отличие от нас, россиян. Наш народ практичный, очень жесткий, он долго собирается, но если собрался, то идет до конца. И, естественно, наш народ очень настойчив, мы не прощаем предательства. Это не значит, что мы хорошие или плохие. Нас такими сделала наша история. В традициях Москвы еще до середины ХХ века было устроить кулачные бои. Это считалось совершенно нормальным.

Для нас власть – это очень важно. Вот сели люди водку пить, первый тост сказали и пошло – Путин, Медведев и так далее. Для белорусов власть – немного другое. Они получили шанс создать свое государство, которого никогда не имели. И приоритеты у них другие. Когда у них пьянка, первая тема – урожай, потом где свинью закололи и уже после вспоминают про власть. Но они очень быстро растут. Естественно, что у них авторитаризм – они так быстро не перескочат эту стадию. В Белоруссии будет демократия, но не скоро.

Белорусский народ всегда выживал. Там климат тяжелый, земля не очень плодородная, а картошка из нее все соки выжимает. Характерное отличие: если по российским дорогам едешь – везде села. Если едешь по старым дорогам в Белоруссии – то сел не видно. Они в глубине. Это сделано для того, чтобы отсидеться. От литовцев, от поляков, от русских. Это выживаемость.

Еще особенность – когда в Белоруссии проводят соцопрос, подходит работник к человеку с листочком, и этот человек шестым чувством понимает, какой нужен ответ. Он его говорит и уходит радостный – он выжил. Так что главная цель народа – выжить.

Это еще и завистливый народ.

И Лукашенко прекрасно пользуется этими качествами. В чем отличие авторитарной власти от демократической? Демократическая власть пытается народ подтянуть, двигаться вперед, а авторитарная консервирует самые негативные черты. Зависть, например. Авторитарные правители убеждают свой народ, что ему все завидуют, что он самый лучший и так далее. На этом Лукашенко играет, даже когда происходит экономический спад.

С февраля уже четыре раза поменялся виновный в экономических проблемах. Во-первых, все ринулись покупать машины. Но из оборота исчезло 6 миллиардов долларов, а завезли машин на 700 миллионов. Затем Россия подняла цены на нефть. Но нефтепродукты, которые Белоруссия продает, тоже выросли в цене. То есть постоянно переводятся стрелки. Сейчас говорят, что россияне все скупили, и мясо, и молоко. Причем даже в Бресте и Гродно. Непонятно только, как его довезут до границы с Россией – оно же стухнет.

И народ это устраивает. Ведь если признать, что это не Россия виновата, значит надо браться за себя. А на это пойти они не в силах. У них нет критической массы, которая нам, например, позволила 91-й год сделать. Если сами виноваты, то чего же этого 17 лет поддерживали. Получается, что и вина народа есть. Они инстинктивно ищут, на кого бы это спихнуть. Чем Лукашенко и пользуется. И чем будет хуже, тем ему будет легче править.

В авторитарной стране свергнуть власть внутренними ресурсами невозможно. В истории таких случаев не было. Даже Франко, который отдал свою власть королю Испании, и тот это сделал под давлением Евросоюза.

У Белоруссии есть все шансы превратиться в резервуар рабочей силы, в страну казино, проституции, покинутых жен, вдов, матерей-пенсионеров, и место, где можно недорого провести отпуск. Это сейчас уже происходит. Там 4,6 миллиона человек трудоспособного населения, из них до кризиса миллион был за границей, 600 тысяч из них в России. Сейчас эта цифра подходит к двум миллионам. Практически каждый второй работает за рубежом. Чисто миграционная экономика. Вот к чему это приводит: падение образования, кто же захочет там оставаться и преподавать. Многие преподаватели, которые оттуда уезжают, за границей хорошо устраиваются. Также страдает бизнес.

О том, есть ли выход из сложившейся ситуации, читайте здесь.

Беседовали Марианна Марговская и Виталий Млечин

Москва

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (3 голоса)